Главная | Регистрация | Вход | RSSВторник, 21.11.2017, 09:47

Гродненская старина

Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [16]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

"И надгробия заговорят...": Наследие семьи Мозолевских
«И надгробия заговорят…»:
Наследие семьи Мозолевских


В небольшом городке Скидель на западе Белоруссии, рядом с областным центром Гродно, прекрасно сохранился колорит старых белорусских местечек. Кстати, городок только недавно отметил свое 500-летие. Туристы могут насладиться прогулкой по древним тенистым улочкам, посетить парк бывшего имения князей Четвертинских. Сохранилось здесь и несколько красивых культовых сооружений. Одно из них – православная церковь Михаила Архангела – находится на старом православном кладбище г. Скидель. Во время служб храм всегда полон – сюда торопятся попасть не только пожилые скидельчане, но и жители многих окрестных деревень, а в выходные дни некоторые прихожане приезжают сюда за полуторадесятка километров – подобно своим прадедам, едут сюда немногие оставшиеся старики из деревень Ковшово и Мазаново, и из других мест. Здесь же, вокруг церкви, стоят памятники их предкам, тесными рядами сплотившиеся вокруг храма. В памятниках воплотилась вся история окрестных деревень и самого местечка. Захороненных гораздо больше, чем прихожан в самый большой праздник, они, хотя и безмолвные, как будто принимают участие в происходящей внутри церкви службе. Здесь как нельзя кстати вспоминаются слова Преосвященнейшего Артемия, епископа Гродненского и Волковысского: «У Бога мертвых нет, у Бога все живые»...

Ближе к церкви стоят памятники тем, кто принял значительное участие в деле строительства и украшения церкви, пользовался наибольшим авторитетом у местного общества. Они "фундовали" иконы, жертвовали на иконостасы и утварь (старые закопченные и намоленные иконы, поточенные древоточцами, сохранились, хотя висят они уже не в церкви, а в приходском доме по соседству). Среди таких ближних памятников есть группа надгробий по правой стороне церкви, принадлежащих семье Мозолевских. Некоторые из них относятся к наиболее старым на кладбище. Что же это за фамилия, какой вклад она внесла в дела церкви и ее прихода? Какая память о ее представителях осталась в здешних краях?

В истории семьи Мозолевских, как ни в какой другой, наиболее красноречиво, в полной мере отражается великий созидательный дух, огромное, доходящее до аскетизма, трудолюбие, природная одаренность и, без преувеличения, талантливость простого населения Принеманья. Мозолевские были обычными крестьянами, одними из тех простых людей, какими восторгалась и которых обессмертила в своих произведениях великая писательница Элиза Ожешко. К слову сказать, Мозолевские были земляками Ожешко, которая родилась в имении Мильковщина, расположенном неподалеку от Скиделя, а в последствии и владели этим имением. Наиболее известным представителем семьи Мозолевских стала Любовь Ивановна Мозолевская – знаменитая белорусская оперная певица, театральный режиссер, основательница театра юного зрителя в г. Минске. Однако следует сказать, что и другие представители этой семьи заслуживают проявления интереса со стороны историков и внимания потомков.

Семья Мозолевских в начале XIX века проживала в имении Скидель, который российская императрица Екатерина II в сентябре 1795 г. своим указом передала в «вечное и потомственное владение» вдове князя Антона Святополк-Четвертинского Калете Четвертинской вместе с 1500 душами крестьян трех бывших столовых имений Гродненской королевской экономии, – Скиделя, Котры и Сколубова [1; с. 26]. Предыдущим владельцем этих имений был последний король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский.

В имении Скидель в начале XIX века проживали в числе других жителей Гилярий Васильев Мозоль (в 1816 г . ему было 44 г.), его сын Киприан (умер в 1812 г.); Степан Базыльев Мозолевский (умер в 1813 г.), Степана сын Гаврила (7 лет); Семен Дмитриев Мозолевский (70 лет), его сыновья Яков (22 г.), Иван (14 лет), брат Семена Гаврила (52 г.);Федор Антонович Мозолевский (42 г.), Федора сын Михайло (12 лет), Исидор (2 г.), Федора брат Антон (28 лет) Многие жители Скиделя состояли сними в различной степени родства или были свояками, как, например, зять Степана Мозолевского Михайла Андреев сын Севрук (25 лет) и Михайлы сын Иосиф (1 г.) [1; с. 189, 190]. Очевидно, что фамилия Мозолевских произошла от потомков проживавшей в Скиделе семьи Мозоль. Можно предположить, что все представители фамилии Мозолевских местечка Скидель имели в XVIII веке одного общего предка и потому состоят между собой в той или иной степени родства. В начале XIX века все Мозолевские принадлежали к сословию крестьян. 

В результате реализации положений крестьянской реформы 1861 г. Скидель стал центром новой административно-территориальной единицы – Скидельской волости [1; с. 28]. В 1888 г., по данным губернской администрации, в Скидельскоой волости насчитывалось всего 26048 десятин земли. Наиболее крупными землевладельцами были владельцы имения Скидель с окружавшими его фольварками князья Георгий и Станислав Четвертинские, которым принадлежало 4203 десятин земли. На третьем месте находился собственник имения Черлена с фольварками Лавно, Русиново, Марьино князь Друцкий-Любецкий, который владел 2082 десятин земли. На втором же месте находилась семья бывшего волостного старшины, крестьянина Григория Мозолевского, сыновьям которого принадлежали имения Ковшово (1671 десятин) и Большая Мильковщина (895 десятин) [1; с. 29]. Как же так получилось, что бывшие крепостные крестьяне за столь короткий срок выбились «из грязи в князи»? 

В 1820-х годах, пытаясь улучшить состояние лежащего «на большой дороге из Гродно в Вильню» и разграбленного во время Отечественной войны 1812 г. имения, княгиня Калета Четвертинская отбирала лучшие земли у своих крестьян и мещан Скиделя и отводила их под фольварки, в которых они обрабатывались этими же крестьянами посредством панщины. Произошло постепенное закрепощение пользовавшихся ранее широкими льготами мещан. Незаконные действия Четвертинской вызвали в 1827 г. волнения среди жителей Скиделя, которые были подавлены при помощи присланной в помощь княгине военной команды [1; с. 32 - 33]. Имение Скидель стало принадлежать к числу наиболее крупных в Гродненской губернии.

Местечковые крестьяне платили оброк Четвертинским по 1,5 рублей с каждого двора (1845 г.) [1; с. 34], остальные – от 46,5 копеек до 3 рублей серебром в зависимости от качества занимаемой земли [1; с. 36]. Кроме того, они были обязаны отработать по одному дню на панщине (а жители окрестных деревень – по 3 дня). Дополнительно от каждого двора необходимо было отработать 30 женских дней панщины – с 1 апреля по 1 ноября, по 6 дней гвалтов или згонов (сезонные работы во время жатвы и косьбы, когда все взрослые члены семьи, кроме одного, который наблюдал за детьми и огнем в печи, шли на панские поля), шарварков (строительство дорог, мостов и другие работы), по 20 дней в год для жителей местечка и по 12 для крестьян, отбыть сторожу по 5 дней, дать дань по 1 курице, 6 яиц от двора и 1 гусыне с 10 дворов (дань традиционно пересчитывалась на деньги), напрясть для господ от каждого крестьянского двора по 1 фунту тонкой и по 4 фунта толстой овечей нити с того материала, который выдавался с фольварка [1; с. 34].

В то время в имении проживало более 2 тысяч крестьян [1; с. 28]. Материальное положение крестьян оценивалось составителями Инвентаря имения Скидель 1845 г. как «ниже посредственного». У одного из них, Гаврилы Мозолевского, совсем не было домашнего скота. Правда, здесь необходимо отметить, что хозяева, которые не имели домашнего скота, не обязательно были самыми бедными. Они могли зарабатывать на жизнь ремеслом и торговлей, например, содержанием корчем и шинков [1; с. 36]. Так, в одном финансовом документе имения за 1835 г., сохранившемся в архиве князей Четвертинских, находящемся в фонде 15123 Гродненского историко-археологического музея, содержится информация о том, что один из частных шинков Скиделя держал Михаил Мозолевский, который продавал водку и пиво из панских броваров [1; с. 39].

Крестьянская реформа 1861 г. ликвидировала крепостную зависимость населения от землевладельцев. Крестьяне получали личную свободу и становились потенциальными собственниками своих земельных наделов, которые должны были выкупить в течение 9-летнего переходного периода, в ходе которого они оставались «временнообязанными» и продолжали отбывать панщину [1; с. 41]. За это время, как и ранее, произошло большое количество конфликтов крестьян с Четвертинскими и находящимися на их стороне представителями властей. Обе стороны ожесточенно отстаивали свои интересы. Интересы крестьян все чаще представляли Мозолевские, которые в силу своих личных качеств пользовались авторитетом и уважением простого населения. Когда в мае 1882 г. в Скидель приехал мировой посредник Алексей Шахов, чтобы провести размежевание земли между крестьянами местечка и князем Четвертинским, последний приказал старосте Якубу Чеботаревичу выделить работников для проведения размежевальных работ. Но крестьяне категорически отказались это делать: «… из них первый Федор Делянковский, потом Игнатий Мозолевский, а за ним и все остальные отвечали…, что границы обходить они не будут, рабочих не дадут, так как у них мало земли и границы их им известны» [1; с. 51]. 18 мая 1884 г. уполномоченные скидельского общества Иван Флорианов Каяло и Константин Леонтьев Мозолевский жаловались в Гродно на мирового посредника Шахова, который несправедливыми обмерами отнял у крестьян большое количество пастбищ и пахотной земли [1; с. 52]. 

14 декабря 1885 г. новый мировой посредник статский советник Анатолий Ерин приехал в Скидель с целью наконец принудить крестьян подписать протокол о размежевании. На его приказ выбрать уполномоченных для подписи «крестьяне и поверенные их Мозолевский и Коялло отказались избрать уполномоченных для подписи документов, потому что не включены принадлежащие им угодия…». 21 апреля 1886 г. мировой посредник проверял претензии крестьян и «в течении трех часов обходил линии, проведенные землемером Левиным». Претензии скидельцев во время этого обхода были отвергнуты, но Кояло и Мозолевский вновь отказались от подписи [1; с. 53].

Наиболее авторитетным представителем рода Мозолевских был Григорий Иванович Мозолевский, ставший волостным старшиной. Он был весьма способным, распорядительным и деловитым человеком. Реформа 1860-х годов открыла для него новые возможности, которых ранее не имели крестьяне. Как известно, наибольшей ценностью для крестьян всегда была земля. Григорий, проживший значительную часть своей жизни в условиях малоземелья, сразу же после освобождения от крепостной зависимости стал активно скупать землю у помещиков, в том числе и у своих бывших господ Четвертинских [1; с. 64], направляя на это весь свой недюжинный ум, энергию и средства. В первой половине 1870-х годов ему удалось выкупить у судебного пристава Гродненской соединенной палаты ранее принадлежащее местным помещикам братьям Каховским - Александру (поручику артиллерии, ум. в 1873 г.) и Валерию (капитану артиллерии) имение Ковшово, находящееся на берегу реки Неман [1; с. 57]. Кроме того, он стал владельцем имения Большая Мильковщина. Таким образом, он являлся одним из крупнейших землевладельцев Гродненской губернии.

Могила Григория Мозолевского, похороненного в 1895 году на скидельском православном кладбище

К 1890 г. в имении Мильковщина Григория Мозолевского находилось 985 десятин земли, из них пахотной и усадебной - 440 десятин, луговой и пастбищной - 110 дестин, под лесом - 420 десятин, а также 15 десятин неудобной земли; в имении Ковшово вместе с прилегающими к нему фольварками Кохово, Лагери, Пузевичи и Хвойняны находилось 1383 десятины земли, из них пахотной и усадебной - 791 десятина, луговой и пастбищной - 102, под лесом - 248, и неудобной земли - 241 десятина [2, с.29].

Один из потомков рода Григория Мозолевского говорит о семейном предании, которое сообщает о причине неожиданного и стремительного возвышения рода Мозолевских. С его слов, Григорий Мозолевский был казначеем повстанческого движения на Гродненщине 1863 - 1864 годов, доверенным лицом Кастуся Калиновского. После подавления восстания он вложил оставшиеся у него на хранении деньги в дело, значительно их приумножив. Часть этих средств была потрачена на покупку земли.

Вместе с имениями Григорий Мозолевский приобрел и спорные дела вокруг отдельных их участков. Так, в декабре 1877 г. крестьянин деревни Ковшово Михаил Осипов Шагун подал в Губернское присутствие прошение, в котором утверждал, что его бывший пан Александр Николаевич Каховский по партикулярной сделке от 13 октября 1868 г., собственноручно им подписанной, «отдал в обеспечение взятых у него 150 руб. половину пустоши с лугами без огорода, оставшейся после крестьянина Дмитрия Дучка более 6 десятин земли и обязался при продаже имения совершить формальную купчую крепость, но 5 лет тому скоропостижно помер, а имение Ковшово продано было судебным приставом Гродненской соединенной палаты Григорию Мозолевскому» [1; с. 64]. Новый собственник, естественно, не признал право Шагуна на законно купленную им самим (Мозолевским) землю, как противоречащее его собственным правам. Шагуну следовало не доверять словам своего ветреного помещика, а требовать надлежащего и своевременного оформления сделки.

Свои имения Григорий Мозолевский оставил сыновьям Ивану и Андрею: Ивану имение и фольварк Ковшово, Андрею имение Мильковщина и фольварк Лагеры. Эти имения сохранились за ними и в период вхождения Гродненщины в состав Польши, вплоть до сентября 1939 г. [1; с. 120 - 121]. В их имениях находили заработок многие местные бедные крестьяне. Севенко (в девичестве Дашкевич) Софья Степановна, до 1946 г. проживавшая в деревне Ковшово, с уважением отзывалась об Иване Мозолевском, вспоминала, что он хорошо кормил своих наемных работников, «не жалел ни сала, ни колбасы». К ним в хозяйство приходили дети из бедных семей пасти скот, и они всегда имели кусок хлеба и кружку молока, чего многие дома не видели по причине бедноты или пьянства родителей. Она поведала о любопытной традиции имения Ковшово, по которой батраков с утра, перед работой, приглашали за общий стол. Кто плохо ел, того отправляли домой как негодного к труду [3].

Немногие сохранившиеся документы и предметы свидетельствуют, что Мозолевские не оставались безучастными к чужому горю, начав богатеть, они активно занимались благотворительностью. Так, откликнувшись на широкий призыв властей и общественности о помощи погорельцам г. Гродно, пострадавшим от грандиозного пожара 29 мая 1885 г., «крестьянин скидельской волости Мозолевский прислал 100 рублей». Для сравнения, граф Хребтович из имения Щорсы прислал 100 рублей, а корова тогда стоила 3 рубля [4; с. 38]. Значительный вклад внесли они и в дело строительства и украшения Скидельской кладбищенской церкви Михаила Архангела. Гродненские епархиальные ведомости в 1905 году сообщали о том, что постановлением Гродненского Епархиального Училищного Совета , утвержденными Архипастырской резолюцией [5; с. 308], была "выражена благодарность от имени Епархиального Училищного Совета владельцу имения Большая Мильковщина Гродненского уезда А.Г.Мозолевскому, за его денежную жертву и заботы о благоустроении Ханевичи-Мильковщинской церковно-приходской школы" [5; с. 309].

Церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы в дер. Мильковщина, 1904 - 1908 гг. Фотография 2006 г., скачана в сети Интернет.

Яркой особенностью деревни Мильковщина можно считать Свято- Покровскую церковь, построенную в 1904 - 1908 гг. на средства и при активном содействии генерала-лейтенанта, участника русско-турецкой войны, начальника Санкт-Петербургского военного гарнизона Константина Ширмы, впоследствии похороненного возле нее. Образцом для проекта церкви стал гарнизонный храм в столице России - Санкт-Петербурге. Церковь была построена в стиле эклектики с элементами исторического русского стиля из красного лицевого кирпича и представляла собой однонефный храм с трансептом, шестигранной апсидой и сакристиями. Над входом - восьмигранная двухъярусная звонница, которую венчает шатер с луковидной главой. В системе пересечения нефа с трансептом - восьмигранный барабан, завершающийся куполом и четырьмя малыми головками луковидной формы. Кроме центрального входа и входа в притвор, имеются еще два боковых, симметрично расположенных в крыльях трансепта. Фасад декорирован нарядными кокошниками, пилястрами, профилированными карнизами и тягами, поясками, филенками, сандриками, наличниками из фигурного кирпича. Строили храм всем миром. Небывалый энтузиазм позволил закончить строительство всего за 2 года. В июле 1909 г. состоялось освящение храма в честь Покрова Богородицы. Особенную активность в деле благоукрашения храма проявила семья Мозолевских, которая подарила общине прекрасной работы иконостас из дуба. Иконостас изначально создавался в соответствии с киотами икон и резьбой по дереву в различных элементах интерьера, составляя великолепный ансамбль. Две войны ХХ века не оставили на храме ни одной царапины. В послевоенное время прекраснейший храм был превращен в зернохранилище с мельницей. Большинство икон вместе с иконостасом прихожанам удалось спасти. Они были переправлены в церковь села Дубно Мостовского района. Там хранились долгие годы. Очень скоро здание храма, лишенное ухода, пришло в негодность и стало понемногу разрушаться. И только в 1988 г. начали активно вестись восстановительные работы, которые выполняли местные мастера. Луковидноподобные купола, кокошники фасада, редкой красоты работы иконостас - все это позволяет отнести храм к лучшим образцам православной архитектуры Беларуси начала XX века. Храм внесен в Государственный список историко-культурных ценностей как памятник 3-й категории ценности (протокол Научно-методического Совета № 116 от 25.01.2006) [6].


Иконостас церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы в дер. Мильковщина, подаренный семьей Мозолевских

В годы Первой мировой войны представители рода Мозолевских приняли активное участие в работе общественных и благотворительных организаций по призрению семейств воинов русской армии. Так, в качестве председателей волостных попечительств о семьях запасных и нижних чинов в пределах Гродненского крепостного района состояли священник церкви села Деречинок Лашской волости благочинный Михаил Давидович и его помощник – священник Лашанской церкви Владимир Левицкий; священник Коптевской церкви Михаил Боровский, Кринской церкви Николай Пучковский, Мало-Берестовицкой Константин Давидович, Велико – Берестовицкой о.Федепюк, Голынской церкви Петр Кречетович, Масолянской церкви Владимир Кавецкий, Гудевичской церкви Виталий Лукашевич. И только в Индуре такого рода попечительство возглавил владелец имения Жерновка Станислав Климашевский, в Лунно – владелец имения Радивоновичи Григорий Мозолевский, а в Волпе – волостной старшина Андрей Демещик [7; с. 355].
Наиболее крупной организацией в 1914 - 1915 годах в Принеманье было Гродненское Благотворительное общество (ГБО). На его счету - масса нужных и полезных дел. В числе лиц, охотно помогавших ему в Гродненском уезда, в том числе и в деле устройства лотереи - аллегри, были: крестьянин И.Г.Мозолевский (местечко Скидель и его окрестности) [7; с. 356]; крестьянин Л.Г.Мозолевский (возможно, это - А.Г. Мозолевский) (местечко и станция Лунно и их окрестности [7; с. 357].
Иван Григорьевич Мозолевский, владелец имения Ковшово, был призван в ряды государственного ополчения, однако впоследствии освобожден от службы по болезни и продолжил активное участие в благотворительной деятельности.


Дом семьи Мозолевских в Гродно ("Дом Александра Мозолевского") на улице Ленина, 23. Возможно, именно здесь жила известная белорусская актрисса Любовь Мозолевская в годы учебы в Гродненской женской Мариинской гимназии. В "Памятной книжке Гродненской губернии на 1909 год" сообщается, что в доме Мозолевского на Софийской улице проживал счетный чиновник Гродненской губернской контрольной палаты губернский секретарь Александр Данилович Гапанович [8; с. 104, 363].

Немногие сохранившиеся в архивах документы дают ценный материал по генеалогии рода Мозолевских. Так, 1 февраля 1901 г. в Скидельской Свято-Михайловской церкви была крещена Елена Мозолевская, родившаяся 22 января 1901 г., дочь землевладельца имения Ковшово крестьянина Ивана Григорьевича Мозолевского и законной жены его Валерии Константиновны (оба православного вероисповедания). Таинство крещения совершили священник Федор Гуликевич и псаломщик Калинкин, воспреемниками стали землевладелец имения Мильковщина крестьянин Андрей Григорьев Мозолевский и дочь владельца имения Радивоновичи крестьянка София Львовна Мозолевская. 4 марта 1901 г. в этой же церкви была крещена Ольга Мозолевская, родившаяся 24 февраля в семье крестьян местечка Скидель Константина Осипова Мозолевского и Пелагии Осиповны Мозолевской (оба православных). В этот же год 20 января, и в этой же церкви воспреемниками родившейся 13 января крестьяки Ольги стали крестьяне местечка Скидель Захарий Антонов Мозолевский и Анна Осипова Мозолевская [9].

В Скиделе к 1930-м годам проживало значительное количество представителей рода Мозолевских, отдельным из которых не чужды были и философские искания. Очередная книга известного гродненского историка, профессора В.Н.Черепицы "Счастье жить для других" (Западно-белорусские последователи религиозно-философского учения Л.Н.Толстого), вышедшая несколько лет назад, рассказывает о жизни, судьбе и деятельности последователей учения Толстого на Гродненщине, в частности жителей Скиделя П.Севрука, И.Вигдорчика, В.Кота, П.Костевича и других, среди которых видное место занимал Александр Мозолевский. На основании уникальных архивных материалов, впервые вводимых в научный оборот, профессор В.Н.Черепица рассказал о теоретической и практической деятельности западно-белорусских толстовцев. Презентация книги прошла на военном факультете Гродненского государственного университета имени Янки Купалы. На встречу с курсантами пришли и потомки героев книги - Игорь Петрович Мозолевский и Борис Иванович Францев [10]. Дневник Александра Мозолевского хранится в домашнем архиве Маргариты Францевой, дочери Марии Яковлевны Севрук-Мозолевской. Жена Александра Мозолевского – Мария, младшая сестра Петра Севрука, всю жизнь старательно хранила рукописи своего брата Петра Севрука и Мужа Александра. Александр Мозолевский переписывался со многими зарубежными сторонниками пацифистского движения, в его дневнике были также переписанные от руки белорусские стихи Петра Севрука и Михаила Костевича (Михаила Василька). Александр Мозолевский, как толстовец, принципиально отказывался служить в армии, за что много лет провел в тюрьме [1; с. 126]. Дневник Александра Мозолевского, по сути дела, представляет собой огромную подборку писем, стихотворений и других записей, которые сопровождали Александра в годы его тюремного заключения [11; с. 252]. 

Александр Мозолевский родился 25 мая 1908 г. в местечке Скидель Гродненского уезда. Отца его звали Захаром, а мать Александрой. До замужества она носила фамилию Фурман, достаточно распространенную в тех местах. Семья была православной, верующей. Как и большинство жителей Скиделя Мозолевские занимались сельским хозяйством, а также подрабатывали, где придется и чем придется: батрачили, были в беженстве в центральных губерниях России. Как и Севруки, Мозолевские вернулись на родину в 1921 году. Закончить школу Александру не пришлось, о чем он всегда сожалел. Чтобы помочь семье выжить, стал учиться ремеслу портного. Благодаря старанию, аккуратности и усидчивости ему это вполне удалось. За два года до призыва в польскую армию его только и видели: если не за шитьем и ремонтом обуви, так за книжкой. Зная, какую страшную беду несет людям война, Александр под воздействием идей непротивления твердо для себя решил, что участвовать в войне людей друг против друга он не будет. В мае 1930 года за уклонение от воинской службы он был осужден на один год тюрьмы. После отбытия заключения он был направлен для прохождения службы в Сувалки, в 41 пехотный полк. 21 мая 1931 года, будучи уже во время прохождения действительной военной службы, он отказался «от выполнения приказа командира 3-ей роты в принятии карабина и военного обмундирования, объясняя это тем, что к этому его вынуждают собственные религиозные убеждения». На основании этого, а также учитывая тот факт, что «такой поступок своей демонстративностью может негативно повлиять на товарищей по службе», Виленский окружной военный суд под председательством военного судьи, майора Бронислава Холево 24 августа 1931 года приговорил рядового Александра Мозолевского к трем с половиной годам тюремного заключения [11; с. 252]. Он умер вскоре после того, как вышел на волю [1; с. 126].

В 1924 - 1925 гг. в г. Скидель начал работу кружок Товарищества Белорусской школы (ТБШ). Он был одним из наиболее активных на Гродненщине, имел богатую библиотеку белорусских и известных мировых авторов, вел большую культурно-просветительскую деятельность на территории Скидельской гмины. Активными деятелями кружка, помимо Петра Севрука, Александра Захаровича Мозолевского и Ивана Деленковского, были Александр Константинович и Григорий Константинович Мозолевские, Мария Яковлевна Мозолевская (в девичестве Севрук) и другие жители Скиделя [12, сс. 86 - 87].

Большинство православных жителей Скиделя в годы Первой мировой войны находилось в эвакуации в центральных губерниях России, где они стали свидетелями Великой Октябрьской революции, а некоторые приняли активное участие в революционном движении. Многие жители Скиделя и округи были членами подпольной Коммунистической партии Западной Белоруссии, в том числе и скидельчанин Мозолевский Иосиф Константинович (род. в 1900 г.) [1; с. 144]. И когда 17 сентября 1939 г. Красная Армия перешла польскую границу на востоке и приближалась к Бресту и Гродно, в Скиделе местные жители подняли восстание, которое было подавлено польскими уланами и жандармерией. События разворачивались стремительно. Рабочие Скиделя, возглавляемые бывшими членами Компартии Западной Белоруссии, создали ревком, в который вошли Александр Мозолевский, Михаил Литвин, Георгий Шагун, Илья Мышко, Федор Бубен, Борис Олех, комсомолец Петр Терешко. Восставшие захватили почту, полицейский участок, а самих стражей порядка разоружили и отправили по домам, распустили воинский эшелон на железной дороге [13]. Александр Константинович Мозолевский под радостные возгласы присутствующих залез на крышу магистрата, сбросил бело-красный польский флаг и на его место прикрепил красный – советский [1; с. 129]. Трое повстанцев, молодых хлопцев с ружьями и красными повязками, остановили на мосту через реку Котру машину с польскими солдатами, которая шла в Гродно. Парни велели «жолнерам» сойти с грузовика и сдать оружие. В ответ из авто выстрелили. Один из юношей был убит, второй ранен, а третьего машина сбила крылом. Грузовик с вооруженными солдатами прорвался. Через три часа польские солдаты, усиленные ротой жандармов, вернулись... Началась расправа. Основные силы восставших сгруппировались на запад от Скиделя. Со стороны Щучина на помощь солдатам и жандармам подошел эскадрон уланов. Натиска военных небольшой отряд «мятежников» на реке Котре не выдержал. Не могли карательной экспедиции противостоять и защитники баррикад на улицах Гродненской и Фабричной. Тридцать человек были убиты. Тех, кто в эти дни ходил по Скиделю с винтовками или красными повязками, согнали к церкви - около 200 человек, а к вечеру 70 из них повели на расстрел к берегу Котры. Дома сторонников восстания поджигались. Тушить соседям не давали, отгоняли выстрелами. Сгорело 19 жилищ, в некоторых в это время находились женщины и дети [13].

С приходом в 1939 г. Красной армии и советской власти для семьи Мозолевских-помещиков наступили черные дни. Они разделили участь молодой белорусской элиты, которую в западной Беларуси, только немногим позже, чем в Восточной, подобно сорной поросли, сжали серпом НКВД.

Сын виновника возвышения семьи Мозолевских Григория Мозолевского - Мозолевский Андрей Григорьевич, унаследовавший от отца имение Мильковщина и фольварк Лагери (родился в 1870 г., г. Скидель, Гродненская область, белорус, образование начальное, беспартийный, в 1940 г. проживал в г. Гродно), был арестован 8 октября 1940 г. и приговорен особым совещанием 14 июня 1941 г. по обвинению по статье 74 УК БССР (социально опасный элемент) к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. Он был реабилитирован 29 сентября 1989 г. прокурором Гродненской области [14].

Старший сын Андрея Григорьевича - Мозолевский Григорий Андреевич (как сказано в материалах следственного дела, родился в 1897 г. в имении Мильковщина Скидельской волости, белорус, образование начальное среднее, беспартийный, помещик, в 1940 г. проживал в Скидельском районе в д. Мильковщина) был арестован 24 марта 1940 г. 12 мая 1941 г. был приговорен особым совещанием по обвинению по статье 66 УК БССР (социально-опасный элемент) к 5 годам исправительно-трудовых лагерей, отбывал срок в Севвостлаге. Он был реабилитирован 28 февраля 1994 г. прокурором Гродненской области. Его брат Мозолевский Владимир Андреевич (родился в 1907 г. в имении Мильковщина, Скидельской волости, образование среднее, беспартийный, в 1940 г. проживал в г. Гродно, где работал инструктором на Гродненском табачно-ферматазионном заводе) был арестован 20 октября 1940 г. 28 мая 1941 г. он был приговорен особым совещанием по обвинению по статье 74 УК БССР (социально опасный элемент) к 8 годам исправительно-трудовых лагерей, отбывал срок в Севвостлаге. 2 ноября 1989 г. он был реабилитирован прокурором Гродненской области [14].

Были репрессированы и сыновья Ивана Григорьевича Мозолевского, владельца имения и фольварка Ковшово и Кахово: Иван, Григорий, Андрей и Константин. Сам Иван Григорьевич, уже престарелый человек, в 1939 г. еще проживал в деревне Ковшово, а его имение отошло к колхозу "Ленинское знамя", созданному в деревне в 1939 г." [3].
Внука Григория Мозолевского Константина, который был недоволен действиями советской власти по отношению к его семье и потому служил в годы немецкой оккупации в полиции, расстреляли партизаны в 1943 г. [1; с. 79]. По словам старожилов, одного из Мозолевских, попавших под горячую руку, еще в 1939 г. расстреляли без всякого следствия и суда за компанию вместе с местными польскими осадниками.

Кроме богатой семьи Мозолевских вместе с другими пострадал от репрессий Мозолевский Антон Иосифович, однофамилец, не имевший никакого отношения к семье указанных Мозолевских, но проживавший в окрестностях Скиделя и державший, на свою беду, лавку. Он родился в 1883 г. в деревне Дубичи Минской губернии, поляк, образование начальное, беспартийный. Антон Иосифович держал торговую лавку в деревне Мостовляны, где сам и проживал. 3 ноября 1939 г. он был арестован. И 30 июля 1940 г. приговорен особым совещанием по обвинениею по статье 74 УК БССР (социально опасный элемент) к 8 годам исправительно-трудовых лагерей, отбывал срок в поселке Ухта, Коми АССР, освобожден 08.09.1941 г. Был реабилитирован 13 июля 1989 г. прокурором Гродненской области [14].

Трагически сложилась судьба отдельных представителей фамилии Мозолевских, проживавших в г. Скидель и поддержавших в 1939 г. советскую власть. Так, Александр Константинович Мозолевский (1906 г. рождения), который до начала Великой Отечественной войны работал начальником смены пожарной охраны, а также Иван Константинович Мозолевский (1908 г. рождения), рабочий швейной артели, погибли в 1943 г. в немецком концлагере Штутгоф [15, с. 230].


Мемориальная доска с именами погибших в годы войны жителей г. Скидель, среди которых есть имена Александра и Ивана Константиновичей Мозолевских, а также Константина Павловича Мозолевского

Отдельные представители фамилии Мозолевских приняли участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Так, уроженец города Скиделя Константин Павлович Мозолевский, 1919 г. рождения, пропал без вести во время обороны Красной армией Северного Кавказа [15, с. 367].


Скидель. Памятник советским воинам-освободителям и землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. 

Особо необходимо сказать о внучке Григория Мозолевского – Любови Ивановне Мозолевской. Она родилась 25.01.1903 в имении Ковшово, училась в Скидельском училище, в Гродненской гимназии. В 1920 г. вместе с Красной армией она направилась на Восток. Окончила в Москве в 1926 г. Белорусскую театральную студию [1; с. 78 - 79.]. Любовь Ивановна стала актриссой, режиссером, педагогом, заслуженным деятелем искусств БССР (1957 г.). Она была организатором (1955 – 1961 гг.) и главным режиссером Белорусского театра юного зрителя (1963 – 1964 гг.). Умерла 18.7.1964 г. С 1992 года присуждается премия ее имени в области театрального искусства [16].
В январе 2003 г. в Беларуси отмечалось 100-летие со дня рождения Л.И. Мозолевской. 25 января 2003 года в почтовое обращение страны была введена почтовая карточка с оригинальной маркой, посвященная 100-летию со дня рождения Л. И. Мозолевской. В день выхода карточки в обращение на Минском почтамте проводилось специальное памятное гашение (художник спецштемпеля Татьяна Гриневич) [16].


Почтовая карточка с оригинальной маркой, посвященная 100-летию со дня рождения Л. И. Мозолевской.

В советское время в литературе прошла информация, что Любовь Мозолевская отреклась от своих родственников-помещиков и была настоящим советским человеком. Это утверждение не соответствует действительности. В судьбе актриссы чувствуется и трудолюбие, и целеустремленность, и многие другие качества, которые она унаследовала от семьи и которые и ей, и ее предкам обеспечивали недюжинный авторитет в обществе. Она ведома была по жизни и их воспитанием, и их менталитетом. Новые идеи для творчества, без сомнения, она черпала из своих воспоминаний о прекрасной природе в окрестностях раскинувшегося на берегу реки Неман имения Ковшово, из рассказов своих родных и местных жителей, которые она слышала в детстве. В имении и соседних деревнях не раз бывала и великая писательница Элиза Ожешко, которая также вдохновлялась местными красотами и колоритными личностями из числа простых людей, живущих в округе. По воспоминаниям С.С.Севенко (Дашкевич) Любовь Мозолевская не потеряла связь с Родиной и оставшимися родственниками. После войны она часто приезжала в Ковшово со своим мужем – известным актером П.С.Молчановым. Ей нравилось играть роли деревенских женщин, а их образы она заимствовала у своих земляков из Ковшово [3].

     Муж Любви Мозолевской Павел Степанович Молчанов (1902 - 1977) достоин отдельного упоминания. Он – крупнейший белорусский артист очень широкого творческого диапазона: актер ведущих белорусских театров (имени Якуба Коласа и Янки Купалы, театра рабочей молодежи), а также артист кино и театральный режиссер, художественный руководитель Белорусского театра имени Якуба Коласа. П. Молчанов - первый и наиболее известный исполнитель роли В.И.Ленина на белорусской сцене, играл также Гамлета и многие другие трагедийные и драмматические роли. Как режиссер Молчанов поставил спектакли "Пинская шляхта" В.Дунина-Мартинкевича, "Павлинка" и "Примаки" Янки Купалы и ряд других. В 1946 г. он стал лауреатом Государственной премии СССР. С 1948 г. Павел Молчанов - народный артист СССР [17; с.221].

                                               *  *  *
Посещая церковь Михаила Архангела, вечером, в лучах заходящего солнца, может показаться, что это не памятники, а фигуры людей стоят вокруг храма. Стоят уже не одно десятилетие, молятся. У каждого из них своя история, которую они могут рассказать. Нужно только уметь их услышать. Эти малые истории складываются, подобно тому, как ткется из отдельных нитей местный цветной «дыван», в одну большую историю жизни народа, - историю без прикрас и без утаек, не парадную и официозную, взятую из первых страниц центральных газет, а подлинную народную историю.


Приложения
1. Воспоминания Севенко (Дашкевич) Софьи Степановны о семье Мозолевских (записал внук – Севенко Александр)
     Я запомнила Мозолевских как добрых, хороших людей. У старого Мозолевского – Ивана Григорьевича, проживавшего в имении Ковшово, было две жены. От первой жены у него было 5 детей – 3 сына: Иван, Григорий и Андрей, и 2 дочери – Любовь и Ольга. Любовь стала известной актрисой. Андрей жил там, где теперь на сахарном заводе птицеферма. Григорий жил в Ковшово, где находится сейчас колхозная ферма, дом стоял там, где теперь пилорама. Иван жил в имении Кахово, где сейчас ферма крупного рогатого скота СПК «Дубно», его репрессировали, а его сын Константин с матерью и сестрой остался жить на хуторе в Липках.
     От второй жены – она не выглядела как паненка, была обычной деревенской бабой - Иван Григорьевич Мозолевский имел еще 4 детей: старшую дочь Евгению, более младших Нину и Лилию, и самого младшего сына Константина. У Евгении муж 
по фамилии Дучек был солтысом "за польским часом".  В 1939 г. он сбежал от советов, скрывался и трагически погиб. После войны Евгения работала в колхозе, была первая колхозница, отличалась большим трудолюбием. Нина была замужем за Спасом из Ковшово, их сын Владимир Спас впоследствии стал главврачом одной из больниц г. Гродно (* смотри информацию в конце статьи). Лилия после войны уехала в Минск. Младшего сына Константина репрессировали и вывезли в Сибирь.
     Старый Мозолевский из Ковшово раздробил свое огромное хозяйство: всю землю, пастбище и лес поделил между детьми. Их хозяйство не было товарным. Они работали на себя, скот держали только для себя. Обрабатывали землю сами или использовали труд батраков, одни из которых жили в хатах на земле Мозолевских рядом с домами хозяев, другие нанимались на время на определенную работу. Дети, повзрослев, жили каждый в своей хате. Софья Степановна Севенко хорошо знала, где располагались их земли, так как в детстве ходила к ним на заработки - пасла коров. Мозолевские хорошо кормили поденных рабочих, не жалели ни сала, ни колбасы. К ним приходили дети из бедных семей пасти скот, где они всегда имели кусок хлеба и кружку молока, чего многие дома не видели по причине бедноты или пьянства родителей. Бывало, что батраков с утра, перед работой, приглашали за общий стол. Кто плохо ел, того отправляли домой как негодного к труду.
     Лилия Ивановна Мозолевская при Польше сдавала землю и часть урочища Смуга арендаторам - Ивану Сыско и его брату – жителям деревни Мазаново, а также Николаю Лебедю – ставшему впоследствии председателем колхоза в Ковшах. Колхоз был основан на владениях Мозолевских и земле жителей Ковшово уже в 1939 г. и назывался "Ленинское знамя". 
     Лесные угодья Григория Ивановича Мозолевского находились в урочище Смуга, и были ограничены дорогами от Ковшов к Мазаново и от Ковшов к Скиделю и  существующим и ныне ирригационным рвом, а со стороны запада полем. Земля Константина Ивановича Мозолевского – сына старого Ивана Григорьевича - была возле урочища Смуга. Советы вывезли его в лагеря.
     Константин Мозолевский (внук Ивана Григорьевича Мозолевского, сын Ивана Ивановича) во время немецкой оккупации пошел к немцам служить полицаем, был очень вредным, ездил по окрестным деревням (Мазановцам, Брошковцам, Огородникам и другим) и цеплялся к людям. Его дом был в Липках (хутор, который располагался в месте пересечения реки Довжица с дорогой Ковшово-Скидель). Как-то раз к нему наведались партизаны и застрелили Константина, его мать и сестру. Говорили, что они не собирались его убивать, а только предупредили, чтобы не трогал людей. Когда партизаны уже уходили, он сам начал стрелять по ним. В перестрелке застрелили его, а также расстреляли его мать и сестру, потому они видели их в лицо и знали, кто они и из каких сел, и партизаны боялись, что они их выдадут.
     В 1939 г., когда на Гродненщине была установлена Советская власть, старый Иван Григорьевич Мозолевский еще жил в деревне, а его имение отошло к колхозу "Ленинское знамя". После войны в бывшем имении Ковшово в доме, где до войны жили Мозолевские, поселились беженцы из России (в том числе были блокадники-ленинградцы, потерпевшие от голода). Они работали в местном совхозе. Дом был небольшим, как обычная деревенская хата, располагался там, где теперь в Ковшово ферма, на месте, где теперь находится колхозный амбар. 
     Актриса Любовь Мозолевская после войны часто приезжала в Ковшово со своим мужем Павлом Молчановым. Она не теряла связь с Родиной. Ей нравилось играть роли деревенских женщин, а их образы она заимствовала у своих земляков из Ковшово. 
     Представители семьи Мозолевских в большинстве своем похоронены в Скиделе на православном кладбище по правой стороне Свято-Михайловской церкви. Дочери Ивана Григорьевича Мозолевского Евгения и Нина Мозолевские похоронены в Ковшово.

* Спас Владимир - белорусский ученый в отрасли анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии, доктор медицинских наук, профессор Гродненского государственного медицинского университета. 10 февраля 2011 года ему исполнилось 70 лет [18].

2. Сведения о представителях других родов фамилии Мозолевских
- Ян Мозолевский, умер 24 августа 1908 г., похоронен на бывшем Выборгском римско-католическом кладбище в Санкт-Петербурге (эпитафия на надгробии - на польском языке: "Mozalewski Jan +24 sierpnia 1908 r.") [19; с. 136].

      3. Дом Александра Мозолевского
     Расположен по адресу: Гродно, Ленина, 23 (ранее - ул. Новая Тополиная (1867 г.) Софийская, Зеленая, Пилсудского, Кёнигсбергштрассе [20; с. 196].
 Годы постройки - 1910 - 1912. Двухэтажный, первоначально неоштукатуренный, из желтого кирпича дом, декоративное оформление которого сконцентрировано на парадном фасаде здания. Карниз и сложный фриз оформлен сухариками. Окна с лучковыми перемычками, замками, подоконными кирпичными лиштвами. По сторонам симетричные ризалиты с сигнатурками, в оконном и входном ритме, они украшены пилястрами с рустом, по центру - литой чугунный балкон. Сохранились парадные филенчатые двери. Здание - яркий пример "кирпичного" стиля [20; с. 201]. Во дворе здания находится кирпичный одноэтажный флигель. Дом был доходным, часть комнат в нем сдавалась в наем гродненским чиновникам и мещанам.
     Владелец дома - А. Л. Мозолевский был одним из тех гродненцев, кто разделил тяготы постоя войск в годы Первой мировой войны. В первой половине 1915 г. он жаловался властям на то, что офицеры (5 человек) из 53 артбригады уехали по тревоге и не заплатили ему за квартиру [7; с. 307].
     После сентября 1939 года дом был национализирован.
     В советское время здание занимали: областное управление Министерства связи БССР (1946 г.), областной отдел "Союзпечать", областное управление Министерства связи БССР, транспортная контора Министерства связи, областной склад Министерства связи (1950 г.), сельскохозяйственная школа (1959 г.), интернат ГПТУ № 41 [20; с. 201], в настоящее время в нем расположено общежитие Гродненского государственного профессионально-технического колледжа коммунального хозяйства.
    До возведения этого здания, домом № 15 на этой же улице (тогда - Софийской), владела  Мозолевская (данные на 1907 г.) [20; с. 201].

Использованная литература

1. Скидель. 500 лет истории/ И.Борисов, М. Деленковский, А.Вашкевич, Д.Лютик, Я.Лелевич, З.Семашко, С.Токть. Под редакцией Я.Я. Василевского и др. - Гродно: Гродн. типогр., 2008. – 248 с.: ил.
2. Список землевладельцев в Гродненской губернии. Издание Гродненского Губернского Статистического комитета. Гродно: типография Губернского Правления, 1890. - 314 с.
3. Воспоминания Софьи Степановны Севенко (Дашкевич). Из личного архива автора.
4. Черепица В.Н. Звенья цепи единой: Большие и малые события в истории Гродненщины XIX – XX: моногр./ В.Н.Черепица. – Гродно: ГрГУ, 2009. – 607 с.
5. Из журнальных постановлений Гродненского Епархиального Училищного Совета от 4 и 9 ноября 1904 года и 2 января 1905 года за №№ 25, 27 и 2 утвержденных Архипастырскими резолюциями за №№ 4385 и 4485 // Гродненские епархиальные ведомости № 11 за 1905 г., сс. 308, 309.
6. Сайт Гродненского районного исполнительного комитета: http://www.rik.by/version/sights/monuments/milkovschina/.
7. Черепица В.Н. Город-крепость Гродно в годы Первой мировой войны: мероприятия гражданских и военных властей по обеспечению обороноспособности и жизнедеятельности: монография / В.Н.Черепица - Гродно: ГрГУ, 2006. - 536 с.
8. Памятная книжка Гродненской губернии на 1909 г. Гродно, 1909 г. - 452 с.
9. НИАБ в Гродно, Ф. 561, оп. 3, Метрическая книга церквей Гродненского уезда за 1901 г., 662 л.
10. Сайт Учреждения образования «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы»: http://grsu.by/cgi-bin/newlook.cgi?path=documents/2058/26102007. 
11. Черепица В.Н. Счастье жить для других: западнобелорусские последователи религиозно-философского учения Л.Н.Толстого. 1921-1939 гг.: монография. - Гродно: ГрГУ, 2007.- 350 с: ил.
12. М. Севрук "Што напомнил фотоснимок" // Память: Историко-докум. хроника Гродненского района. – Мн.: БелЭн, 1993. – 431 с.: ил.
13. Леонид Матусевич «Восстание на Котре. Неизвестная трагедия 1939 года». // Сайт газеты "Беларусь Сегодня", 06.06.2006 г.: http://21.by/papers?id=16108. 
14. Списки жертв: lists.memo.ru/d23/f170.htm. Источник: Белорусский "Мемориал".
15. Памяць. Гiсторыка-дакументальная хронiка Гродзенскага района. - Мн.: БелЭн, 1933. - 431 с.
16. Белпочта. Информационный листок № 03 (117) 14 января 2003 г. / Сайт Белпочты: http://belpost.by/stamps/information-page/2003/03-2003-01-14.
17. Соболевский А.В. Павел Молчанов. // В кн.: Хрестоматия по истории белорусского театра и драмматургии. В 3 т. Т.3. Бел. ун-т культуры. - Мн.: Бел. навука, 2000. - 478 с.
18. Беларускi настольны перакiдны краязнаучы каляндар. На 2011 год (на матэрыяле Гродзеншчыны). Складальнiк А.Пяткевiч. Рэдактар С.Суднiк. Гродна. 2010.
19. Ks. Krzystof Pożarski. Rzymskokatolicki Cmentarz w Sankt Petersburgu (1856 - 1950). Księnga Pamięci. Sankt Peterburg-Warszawa, 2003. -272 s.
20. Біяграфія гарадзенскіх уліц. Ад Фартоў да Каложы. - Гародня - Wrocław 2012, 370 с. (Серыя "Гарадзенская бібліятэка").


Источник: http://Фото из сайта "Глобус Беларуси"
Категория: Мои статьи | Добавил: Белорусс (19.04.2010)
Просмотров: 13120 | Комментарии: 24 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
http://семена-конопли.com/autoflowering-seeds/Lowryder_2.html - Lowryder 2
Фирма "Колпачок" уже более трех лет
является лидером в сфере производства и реализации семян марихуаны. Наш товар имеет
наивысшее качество, а всхожесть семян просто фантастически высок – 99%, что объясняется тем, что при выращивании продукта мы ориентируемся на медицинскую область его применения ,
поскольку именно здесь предъявляются наивысшие требования к экологической чистоте и качеству семян. абсолютно вся ответственность за качество, за соответствие сортов и за доставку продукции полностью несёт поставщик, то есть мы, поэтому мы хотим предоставить Вам семена
наивысшего качества и организовать его перевозку с соблюдением всех норм по безопасности. таким образом мы делаем все возможное, чтобы наши клиенты остались довольны сотрудничеством с нами тут http://семена-конопли.com/regular-seeds/Narkush.html - http://семена-конопли.com/regular-seeds/Narkush.html семена конопли Narkush доставка наложенным платежом новой почтой,заказным письмом
Цены на товар мы стараемся держать на низком уровне, что, при идеальном качестве
продукта, делает сотрудничество с нами практичным и приятным.
Способ перевозки продукции Вы можете выбрать сами, соответственно Ваших
требований, но какой бы способ доставки Вы ни выбрали, каждый предполагает правильное соблюдение
правил безопасности и неприкосновенности товара.
социалки
https://ok.ru/profile/575580696037
https://www.facebook.com/profile.php?id=100013677274211
https://twitter.com/coolpachek
https://www.instagram.com/semenakonopel/
https://vk.com/id379687035
https://plus.google.com/u/1/114661455056162047972
т. +38(099)76-66-563

1  
http://spis-gemer.sk/UPLOADS/cQui-33.html
http://benhvienphanthiet.vn/fckeditor/qNAU-4.html
http://sichonduras.hn/UserFiles/6p5i-115.html
http://www.ppogri.com/image/r12n-92.html
http://presepilogiudice.com/Utentifile/r12n-10.html

Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz