Главная | Регистрация | Вход | RSSПонедельник, 25.09.2017, 20:54

Гродненская старина

Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [16]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Гродненщина во сне и наяву
ГРОДНЕНЩИНА ВО СНЕ И НАЯВУ
Историческая фантазия

Меня зовут Александр Север, и я люблю путешествовать. Только мне не всегда удается найти на это время. И еще труднее раздобыть для этого деньги. Но у меня хорошее воображение, которое не подводит меня даже во сне. При чем тут сон? – спросите Вы? – Как при чем? Во сне ведь удобно путешествовать: полно времени и не нужны деньги. Можно перемещаться пешком, можно на машине, а можно на крыльях или даже без них, если Вы умеете летать. Я научился этому искусству еще в детстве, и, разумеется, во сне. Наяву ведь у нас воспитанным людям летать не подобает, иначе, чего доброго, примут за колдуна или инопланетянина. В детстве я любил летать во сне и купаться в солнечных лучах, от чего и вырос здоровым и умным. Чего и Вам желаю.

Вот мы и познакомились. А теперь ближе к делу. Неважно, сколько Вам лет, женщина Вы или мужчина, мальчик или девочка. Я расскажу Вам о своих полетах: что видел, что слышал и с кем разговаривал. Вообще я не летаю далеко от дома – во-первых, потому что очень люблю свой край, во-вторых, боюсь заблудиться. Хорошим ориентиром служит наша могучая река Неман – двигайтесь рядом с ней и не заблудитесь даже ночью. Кроме того, именно здесь, на берегах Немана, можно встретить хороших и интересных людей. Ведь первые жители нашего края заселяли его, перемещаясь именно вдоль реки, поэтому Гродненщина и называется по-другому «Принеманье».

Вообще во сне удивительным образом прошлое соседствует с настоящим и будущим, а умершие и даже еще не родившиеся люди так же реальны, как и живые, и с ними можно разговаривать. Пообщаться можно не только с людьми, но и с животными, если, конечно, есть о чем. Во сне мы понимаем любой язык, как английский, так и китайский, и даже птичий. Причудливо соединяясь в многомерном мире сна, реальность становится более понятной, и здесь можно узнать ответы на многие вопросы и загадки, главное только постараться не забыть их при пробуждении.

Итак, мы отправляемся в увлекательное и познавательное путешествие по родному краю.


Коложа

Одну из остановок я предлагаю сделать у Коложи – древнего православного храма, святыни Гродненской земли, построенной еще в XII веке.

Коложа хранит в себе много тайн. Одну из них я сейчас расскажу Вам.

В стену из плинфы с внешней стороны по периметру храма, кроме красивых цветных плиток вмурованы и природные камни. Они украшают здание, придают ему нарядный вид, органично вписывают его в окружающую цветущую природу. Только камни эти не простые. Если приглядеться к ним, можно заметить нанесенные на них таинственные старинные знаки-руны. Это святые камни, которым поклонялись язычники – древние жители Принеманья. Вот и сейчас они окружили храм, и молятся своим камням, стоя прямо на улице. Внутри же идет христианская служба.

Вот так, хитростью, а вовсе не мечом, как это делали воинственные крестоносцы, привлекали язычников – балтов и славян - к православному храму наши предки. Постепенно язычники переходили внутрь храма, который сделался и их святыней, и принимали христианскую веру. Точно такие же камни были вмурованы в стены и других гродненских церквей XII – XIV веков – Нижней, Воскресенской, Малой, Пречистенской и Троицкой, которые до нашего времени не сохранились.


«Погоня»

Недалеко от стен Коложи войско Великого князя Литовского Витовта, сделавшего Гродно своей резиденцией, много веков уже собирается идти на великую битву с крестоносцами, которую мы называем Грюнвальдской.

Однажды я побеседовал с Витовтом о старом гербе «Погоня»: откуда он пошел и что означает.

- Отсюда и пошел, от Коложи, - ответил мне князь. - Храм был построен в честь Бориса и Глеба – первых православных святых. А еще когда-то в Гродно жили такие князья: Борис и Глеб, и младший брат их, Мстислав. Они то и построили этот храм в честь своих тезоименитых покровителей. Это были сыновья первого удельного городенского князя Всеволода, зятя Великого князя Киевского Владимира Мономаха. Они со своими конными дружинами были славными всадниками, защитниками не только Гродненской, но и всей русской земли, не раз совершая далекие походы против половцев и других врагов древнерусской земли. Позже на них равнялся князь-воин Давыд Городенский, и я также беру с них пример, отправляясь на великую битву с Тевтонским орденом. Всадник стал знаком воинской славы и нашей земли. Только вместо красного знамени – символа древнерусской княжеской власти, его изображают с мечом и в латах, а на плаще рисуют «патриарший крест» - ныне символ белорусской православной веры. Времена ведь меняются.

- Интересно, - сказал я и отметил, что сейчас об этом не сохранилось никакой памяти. Город впоследствии был резиденцией польских королей, а его символом стал олень святого Губерта – западноевропейского покровителя охоты. «Погоня» же обрела статус герба Великого княжества Литовского и современной Литвы, потеряв привязку к нашему городу.

- Да нет же, память сохранилась, – ответил мне Витовт. – Сходи-ка к главной католической святыне Гродно – костелу Святого Франциска Ксаверия или, как еще его называют, Фарному (по-иезуитскому) костелу. Ты увидишь там алтарь Святого Казимира, сделанный в XVIII веке. Святой Казимир, будущий небесный покровитель Литвы, а тогда сын Великого князя Литовского и польского короля, умер молодым и никогда не был воином, но изображен, подобно древним православным святым и их тезоименитым местным князьям Борису и Глебу, скачущим на лихом скакуне с красным знаменем впереди конного войска. Раньше подобные фрески и иконы были во всех церквях и костелах Гродно, в том числе в Фаре Витовта, которую я основал в 1380-х годах. Так в нашем городе в принципе было принято, согласно древнему архетипу, изображать святых из числа властителей. А все идет от православного культа Бориса и Глеба, который сросся с почитанием местных гродненских князей – воинов.

Да, - удивился я, - действительно, не замечал того, что лежит на поверхности, перед самыми моими глазами.

Кстати, почти на том же месте, где теперь возвышается Фарный костел, и даже частично пересекаясь с ним в пространстве, но предшествуя ему во времени, красовалась старинная православная Симеоновская церковь, внутри которой висела похожая икона с двумя всадниками – святыми Борисом и Глебом, скачущими с красными знаменами, в красных же сапогах и плащах, впереди могучего конного войска в неутомимой погоне за врагами нашей земли.


Райгород и Перелом

На Немане, возле современной Государственной границы Республики Беларусь с Литвой, однажды я любовался древним замком с красивым названием – Райгород. Ниже по течению долина Немана и ныне носит название Райгород, или, по-литовски, Райгардас, а среди жителей бытуют предания о старинных подземных ходах, ведущих из местных развалин, что стоят на берегу Немана, к Старому гродненскому замку…

За рекой крестоносцы собирали лодки и плоты, явно готовясь к штурму. А напротив, в небольшой крепости, в нескольких башнях и за деревянными стенами, сложенными из вековых деревьев, наши воины решили с честью встретить врага.

Почему эта крепость называется Райгород?, - спросил я у ее защитников. - Рай в шалаше?
- Нет, люди на болоте, - съязвили они. - «Рай» по-литовски - болото.

И правда, Райгород был расположен на острове, с одной стороны прикрытый гладью Немана, а с другой – неманской же старицей, которая больше походила уже на болото, с заболоченными и поросшими камышом берегами, к которым в самом узком месте из замка вел мостик-тропинка, и по нему всадники могли проникать в крепость только выстроившись друг за дружкой по одному в ряд. Райгород защищал путь вверх по реке, выше по течению которой располагался Гродно. Он же прикрывал удобные переправы и единственную сухопутную дорогу, ведущую из Литвы через непролазные леса и топи к главному городу Принеманья. По этой дороге ныне уже скакал гонец к городенскому князю предупредить об опасности.

По соседству с Райгородом, при валах его стен, ютится современная деревня Привалки. 

- Не Привалки, а Привалка! - поправила мне местная жительница. – Вернее, Провалка. Ведь когда-то рядом с деревней стоял красивый замок, который провалился в Неман, – уточнила она. – Мне так еще моя прабабушка рассказывала, а ей – ее прабабушка. Так что, как говорится, информация из первых уст.

Пока мы разговаривали, крестоносцы волна за волной шли на решительный штурм, чтобы раз и на всегда стереть с лица земли ненавистную крепость, этот Козельск Принеманья, на крепкий замок закрывший им путь к новым завоеваниям и грабежам. Рядом, не замечая происходящего, деловито трудились современные археологи. И ничего не находили. Древняя крепость как сквозь землю провалилась, осталось только название – урочище Райгород. – Действительно, Провалка, - говорили они.

А недалеко, на другом неманском острове, расположенном чуть выше по течению, защитники Гродненщины вместо разрушенного до основания крестоносцами Райгорода возводили уже новый замок, который назвали Переломом, так как в этом месте Неман делился на острова и его русло изгибалось, как бы переламываясь. Совсем рядом воины Русской императорский армии трудились на постройке мощного бетонного форта, советские солдаты возводили доты 68-го Гродненского укрепленного района, а нынешние белорусские военнослужащие проводят свои учения. Принеманье было и остается передовым форпостом Беларуси на пути иноземных завоевателей.


Знахарь и Альва

Я наслаждался полетом над гладью реки. Подо мной бурлили темные воды, а впереди виднелись белые паруса. Я огляделся. Недалеко, на высоком обрыве Немана, меня привлекло древнее святилище. Я приземлился там у большого кольца из старых замшелых камней, посередине которого горел костер. Чудь поодаль стояли каменные и деревянные идолы-столбики, а по краю возвышения росли вековые дубы и был выкопан небольшой ров с живописно перекинутым через него мостиком.

Здесь я встретил интересного человека - знахаря. Он стучал в бубен, ходил вокруг огня и бормотал старые заклинания. Он сам подошел ко мне и радостно поприветствовал.

- Какого Вы роду-племени?, - спросил я его, когда поздоровался.

Мы – угро-финны. Наше племя зовут немены – по-вашему «новые люди». Мы поклонялись этой древней реке, нашей матери, которая также зовется Немен, или по-вашему, Неман.

А что, здесь были и старые люди? – удивился я.

- Конечно, но очень давно. Когда отступал Великий ледник, здесь была тундра и жили эски мосы, что значит «старые люди». Они охотились на мамонтов и оленей.

Большая белая кошка подошла ко мне и начала тереться о мою ногу.

- Чувствует, что Вы – человек хороший, сказал мне знахарь.

- Как тебя зовут? Муська, наверное? – вежливо спросил я у кошки. Кошка обиделась и улеглась на камне в нескольких шагах от нас.

- Во-первых, правильно говорить не Муська, а Муста или Мустя. Это по-нашему, по-неменски, значит «черный». Так у нас называют черных кошек, а эта кошка – белая, и ее зовут «Альва», – терпеливо объяснил мне знахарь.

- Ради Бога, извините, я не хотел Вас обидеть, - обратился я к Альве, и она весело замурлыкала.

- Ну, мне пора, - сказал я новым друзьям и поблагодарил за увлекательную беседу.

- Приходите еще, и я расскажу Вам много интересных историй о здешнем крае, - сказал на прощанье знахарь.

- Хорошо, я обязательно вернусь, кричал я, летя на встречу прохладному влажному ветру и обгоняя белых неманских чаек…


Глядовичи

Я путешествовал вверх по течению и добрался до места, где Неман выписывал большую подковообразную дугу и вновь тек прямо. Напевая старинную крестьянскую песенку, услышанную недавно в одной деревне, я обратил внимание, что на берегу в кустах мелькнули стальные шлемы древнерусских ратников. Я направился к ним, но они попытались отогнать меня.
- Лети своей дорогой, добрый человек, - сказали они мне. - Не мешай нам заниматься важным делом.
- Каким делом?, - поинтересовался я. - Тоже мне важность – сидеть в кустах.
- Мы не сидим, мы – глядим. Мы - глядовичи.
- А зачем глядеть?
- Как зачем? А вдруг по реке на Городно поплывет на ладьях большое войско, или разбойники – варяги? – удивились моей глупости глядовичи.
- Так вас же горстка. Вы их все равно не остановите, - парировал я их ответ.
- Если врагов мало, то остановим, - ответили они. Пока они обогнут речной поворот, мы по тропинке на лошадях доскачем до обратной стороны дуги-подковы, и с подкреплением из маленькой крепостицы: местного боярского двора, познакомим их с нашими острыми стрелами. А если врагов много, то поскачем в Городно, чтобы предупредить его жителей. Здесь как раз расстояние одного конного перехода.
- Да, здесь до Гродно вдоль реки километров 30. Хорошая лошадь доскачет без остановки, - согласился я. - А как называется ваш боярский двор?
- Глядовичи! – гордо ответили воины. Не мешай глядеть, - сказали они и вышли проверить купеческую ладью, спускавшуюся по течению. - Гэй, там, на ладье, куда путь держите?, - сложив конусом ладони, кричали они.
- В Городно, везем товар! - ответили купцы.
- Кузьма, ты, что-ли? – обрадовались глядовичи.
- А-то! - ответили с ладьи.
- Ну, плыви с миром! – дали добро речные сторожа и полезли в кусты.
А я продолжил свое путешествие по Неману от устья до истоков…


Затерянные города на Немане

Когда-то на реке Неман стояло множество ныне забытых и утерянных городов. Как правило, они размещались на речных островах либо возле впадения в Неман его притоков – Щары, Росси и многих других. На месте одних из них сейчас располагаются небольшие деревни, как, например, Белица, на месте других – крупные города, как Каунас, который раньше назывался Ковно. Некоторые города вовсе забыты и не найдены, другие раскопаны археологами, как, например, Турейск, названный так в честь могучих туров, некогда обитавших в Гродненской пуще и спускавшихся к Неману на водопой.

В древности по Неману пролегал янтарный путь и процветала торговля. Позже, во времена Киевской Руси неманский водный торговый путь стал альтернативным «окном в Европу» в обход стремившегося к самостоятельности Полоцка. На Немане славяне основали многочисленные военно-торговые фактории - малые и крупные крепости.

Если вернуться к тем временам и спускаться вниз по реке к ее устью до самого Балтийского моря, нельзя было проплыть мимо легендарного древнего русского города с красивым и мелодичным названием Русьно. Название это говорит само за себя – город основали древние русы. У его стен стояли скандинавские, немецкие и даже английские суда, бойко велась торговля. Прислушайтесь, как звучат имена старинных неманских городов – Гродно, Ковно, Русьно. Чувствуется единая неразрывная цепочка. И эта цепочка вела от Балтики к Киеву через Припять и Днепр, а далее прямо к Черному морю и Средиземноморью.

Бассейны Немана и Припяти соединялись через их притоки и высокий волок – Волоковыск – ныне Волковыск. Жители этого населенного пункта ошибочно считают, что название их города произошло от воющего волка, и на местном гербе красуется его голова, поднятая для воя. На главной площади даже установлена скульптура этого хищного животного, ставшая символом города. Словом, настоящее древнее имя города забыто. А раньше его жители тянули по суше ладьи, и перевозили товары, а также охраняли волок. Недавно городу исполнилась тысяча лет. Тысяча лет – это уйма времени, здесь и не такое забудешь.


Продолжение следует.

Разделы в работе:
Древняя река Неман
На улицах старого Гродно
Утерянный летописный свод Принеманья
Тайны Гродненских масонов
Король Стефан Баторий – потомок Дракулы
Еще одна одиозная личность – королева Бона Сфорца
Поручик Ржевский и барон Мюнхгаузен
Беседа с Элизой Ожешко
Гродненские подземелья
Тайна сокровищ Наполеона и многое другое.
Категория: Мои статьи | Добавил: Белорусс (26.05.2011)
Просмотров: 1251 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz