Главная | Регистрация | Вход | RSSПонедельник, 25.09.2017, 20:45

Гродненская старина

Меню сайта
Категории раздела
Мои файлы [16]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 73
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог файлов

Главная » Файлы » Мои файлы

Полевые летние лагеря Русской императорской армии на примере лагеря 26-й пехотной дивизии в Гродно
[ Скачать с сервера (3.11Mb) ] 18.04.2011, 12:59
Севенко Александр Викторович
 
        Полевые летние лагеря Русской императорской армии на примере лагеря 26-й пехотной дивизии в Гродно
 
        26-я пехотная дивизия 2-го армейского корпуса была переведена в Гродно в мае 1866 года [1, приложение 2, с. 4].
В состав дивизии входили следующие штабы и воинские части:
Штаб дивизии – г. Гродно.
1-я бригада: Штаб – г. Гродно.
101-й пехотный Пермский полк – г. Гродно.
102-й пехотный Вятский полк – г. Бельск, позже – г. Гродно.
2-я бригада: Штаб – г. Гродно.
103-й пехотный Петрозаводский полк – г. Гродно.
104-й пехотный Устюжский полк – г. Волковыск, позже – Багратионовский штаб, близ г. Августова Сувалкской губернии [2, с. 45].
26-я артиллерийская бригада (1-й, 2-й и 3-й дивизионы) - г. Гродно [2, с. 127].
26-й летучий артиллерийский парк – г. Волковыск Гродненской губернии [2, с. 146].
 
       Зимние квартиры полков находились в городе Гродно или других населенных пунктах губернии и уезда, а с первых чисел мая до начала сентября полки обыкновенно стояли лагерем двумя бригадами при самом городе, на левом берегу Немана, возле полотна железной дороги [1, с. 233]. Сейчас это небольшая складская зона - бывшая территория военного городка (продсклада) по улице Победы, территория открытого акционерного общества "Белкард" и примыкающая к ней улица Гая.

       Земельный участок под лагерь 26-й пехотной дивизии был выделен в 1869 году при непосредственном участии гродненского военного и гражданского губернатора генерал-майора свиты Его Императорского Величества князя Дмитрия Николаевича Кропоткина (1836 - 1879), в должности с 13 января 1868 г. по 15 июня 1870 г. [3, сс. 82 - 83]. 21 августа 1869 г. Д.Н.Кропоткину "За участие, принимаемое к разрешению вопроса об отводе военному ведомству земельных участков при г. Гродно, где предположено устроить постоянный лагерь, объявлена высочайшая благодарность [4].
 
       В лагере войска усиленно занимались боевой подготовкой, в том числе стрельбой из стрелкового оружия. В 60-70-х годах, вплоть до начала русско-турецкой войны, на вооружении дивизии состояла винтовка системы Кароля Крынка (Крнка), а во время мобилизации 1877 года была получена винтовка системы Бердана № 2 [1, с. 185]. Рядом с Санкт-Петербурго-Варшавской железной дорогой находился огромный плац, или так называемое военное поле - место общего построения для смотров и парадов, праздничных молебствований войск 26-й пехотной дивизии и всего Гродненского гарнизона. Поле вмещало строй до 6-8 тысяч человек. К нему примыкали войсковое стрельбище и палаточные городки полков, коновязи, офицерские бараки, полковые столовые, хозяйственные и другие необходимые постройки, походные церкви. При убытии на маневры или на войну грузились в эшелоны здесь же, в лагере. 26-я артиллерийская бригада выезжала в артиллерийский лагерь в местечко Ораны (Литва).
 
Иллюстрация 1: Гродно, Занеманский (Белостокский) фортштадт. Открытка из коллекции Феликса Ворошильского.
 
       Слева от изображенной на открытке Санкт-Петербурго-Варшавской железной дороги располагался лагерь 26-й пехотной дивизии. Неподалеку, на Белостокском форштадте, в районе нынешней улицы Суворова, до Русско-турецкой войны 1877-1878 годов находились квартиры 14-го уланского Ямбургского полка. Сюда для совместной учебы либо строевых смотров периодически прибывали и отдельные эскадроны 13-го уланского Владимирского полка (из этой же бригады 7 кавалерийской дивизии), размещавшегося в Белостоке. Так это было и в 1870 году, когда Государь Император должен был проезжать по форштадту к лагерному полю на смотр Гродненского отряда. Места постоя улан были украшены красочными веселками, искусно сплетенными из соломы [5].
 
Иллюстрация 2: Кавалерийские веселки [6].
 
       Отсюда войска уходили на Русско-турецкую войну 1877-1878 годов. Во время торжественного парада войск Гродненского гарнизона 12 апреля 1877 года полковыми священниками был зачитан Высочайший манифест о вступлении русских войск в пределы Турецкой империи для защиты угнетенных христианских братьев. С наступлением лета полки стояли, по обыкновению, лагерями у города, и начались обычные лагерные занятия. 23 июля было получено предписание о мобилизации дивизии. Нижние чины и офицеры были радостны и воодушевлены. В солдатских палатках зажглись огни, и оживленная беседа продолжалась до полуночи. Уже рассветало, когда офицеры, обменявшись мыслями и впечатлениями, расходились из лагерной столовой. В полку закипела усиленная работа: распределение чинов запаса по ротам, их обмундирование, снаряжение, обучение фронту и стрельбе, укладка обоза, приемка и выездка лошадей, и множество других, самых разнообразных работ и занятий, неизбежных при мобилизации части. Нижние чины прибывали командами различной численности, в тот же день, после медицинского осмотра, они распределялись поротно. Для размещения людей 101 полк воспользовался палатками, которые оставил 102-й Вятский полк, убывший для доукомплектования по мобилизации в Бельск на свои зимние квартиры. На укомплектование прибыло много нестроевых, музыкантов, барабанщиков, горнистов, которые оказались сверхштатными. По указанию штаба округа они были поставлены в строй с ружьями и не мало затруднили обучение рот в строевом отношении. Во время мобилизации были получены новой системы ружья Бердана № 2. Началось форсированное ознакомление с новыми ружьями, их сборкой и разборкой, а затем стрельба. Занятия до дня выступления на театр войны состояли из стрельбы и обучения рассыпному строю. Получали и подгоняли различное снаряжение [1, с. 182 - 185]. 9 августа в 12 часов дня прибыл в Гродно командующий войсками Виленского военного округа генерал-адъютант Альбединский, который простился с воинами дивизии, сказав весьма теплую и прочуственную речь. Войска были выстроены впереди лагеря 1-й бригады. 11 августа, в 11 часов утра, по случаю выступления в поход преосвященным с многочисленным духовенством было совершено молебствие, во время которого архиепископ прочел напутственное слово. В тот же день началась погрузка в вагоны, и полки дивизии несколькими эшелонами каждый убыли на Балканы [1, с. 185 - 186].
 
Иллюстрация 3: Молебствие войск, Гродно. Фото из коллекции Феликса Ворошильского.
 
       После возвращения из Болгарии, 17 августа 1879 года император Александр II произвел смотр войскам гродненского лагеря, и слова государя после смотра вполне определили состояние полков дивизии [1, с. 234]. В ожидании приезда государя весь лагерь был разукрашен флагами и гирляндами. Временный дебаркадер железной дороги (пассажирская платформа, перекрытая навесом [6]), устроенный вблизи военного поля, и возведенная около дебаркадера триумфальная арка были покрыты зелеными гирляндами, цветами, флагами и транспарантами с надписями тех славных боевых дел, в которых участвовали полки 26-й дивизии в минувшую русско-турецкую войну 1877 – 1878 годов. С самого утра народ стал собираться на военное поле и вдоль полотна железной дороги и с нетерпением ожидал появления царского поезда. Ровно в 3 часа утра императорский поезд подошел к временной платформе, приветствуемый единодушным «ура!» [1, с. 234].
 
Иллюстрация 4: Императорский поезд.
 
       Выйдя из вагона, в форме лейб-гусарского Павлоградского полка, Его Величество поздоровался с присутствующей на платформе публикой и тотчас же изволил сесть на коня и отправился к войскам на военное поле. Приняв строевой рапорт от начальника отряда, Государь Император осчастливил генерала Малахова следующими словами: «Спасибо за твою молодецкую боевую службу. Сегодня праздник Егерского полка, поздравляю тебя с праздником» (101-й пехотный Пермский полк 26-й пехотной дивизии, шефом которого являлся Малахов, вел свою историю от одного из егерских батальонов) [1, с. 234].
 
Иллюстрация 5: Герой русско-турецкой войны 1877-1878 годов, награжденный золотым оружием, генерал Малахов в мундире 101-го пехотного Пермского полка 26 пехотной дивизии.
 
       Затем, при восторженных криках «ура!», Государь Император шагом объехал отряд, после чего войска прошли перед Его Величеством церемониальным маршем два раза. Государь Император благодарил войска и начальников частей [1, с. 234].
 
Иллюстрация 6: Император Александр II со свитой. Художник Крегер. 1869 г.
 
       После второго прохождения, по приказанию Александра II, вызваны были вперед все офицеры полков 26-й пехотной дивизии, а также раненые (в прошедшую кампанию) и имеющие знаки отличия военного ордена нижние чины. Когда Его Величество изволил подъехать к собранным офицерам, то обратился к ним со следующими милостивыми словами: «Очень рад, что могу лично благодарить Вас за вашу боевую службу; надеюсь, что в будущем, если понадобится, Вы будете такими же молодцами». Искреннее «ура!» послужило ответом на слова Державного Вождя [1, с. 234]. Затем Его Величество изволил расспрашивать раненых офицеров и вызвал командира 1-й роты Пермского полка князя Челокаева, который со своею ротою выдержал сильный натиск турок в деле 9-го сентября при Церковне, во время атаки неприятелем правого фланга нашей позиции, и этим дал возможность своевременно прибыть на правый фланг подкреплениям. Поблагодарив князя Челокаева за его подвиг, Государь Император подъехал к раненым и имеющим знаки отличия военного ордена нижним чинам и благодарил за их боевую службу [1, с. 234]. Войдя затем в вагон, Александр II потребовал к себе генерала Малахова и изволил отдать ему приказание в следующих выражениях: «Передай еще раз Мою благодарность войскам: все, что я здесь видел, прекрасно, лучшего и желать не могу» [1, с. 235].
 
Иллюстрация 6: Русский летний лагерь (Барановичи), немецкая открытка начала XX века. Из коллекции автора.
 
       Так же представлялись императору полки 26-й пехотной дивизии и на маневрах в Высочайшем присутствии в 1886 году [1, с. 235].
 
Иллюстрация 7: Лагерь 103-го пехотного Петрозаводского полка на маневрах. Открытка из коллекции Феликса Ворошильского.
 
       В 1888 году начальник дивизии генерал-лейтенант Малахов был назначен командиром 1-й гвардейской дивизии, а 26-ю дивизию принял генерал-майор князь Щербатов [1, с. 235], один из основателей «Священной лиги» - офицерской организации, возникшей сразу после убийства императора Александра II с целью охраны государя и защиты России от действий революционеров [8, с. 266].
 
Иллюстрация 7: Смотр войск Александром III. 1893 год. Изображение с сайта imha.ru.
 
       В 1892 году лагерь со старого насиженного места перенесли в Румлевку. Раньше эта территория входила в имение знаменитой писательницы Элизы Ожешко, которая после смерти матери продала его отставному генералу Васильковскому. Вдова генерала Васильковского передала часть лесопарка военному ведомству. В последующее время вся часть Румлёво перешла военным.
 
Иллюстрация 8: Башня усадьбы «Румлево», построенная в 1880 году (усадьба не сохранилась, а фундаменты былых строений находятся недалеко от башни), фото с сайта «Глобус Беларуси» http://globus.tut.by.
 
Иллюстрация 9 и 10: Дошедшие до нашего времени фундаменты лагерных строений, фото гродненского краеведа Семенчука.
 
       Кроме того, что приходилось вновь устраивать все хозяйственные учреждения, много трудов было направлено на подготовку местности. Участок, отведенный под новый лагерь, находился вблизи города и лежал по левую сторону Немана, берег которого в этом месте не представляет крутого обрыва, а, местами более, местами менее полого, поднимается на значительную высоту. Территория, поросшая лесом и пересеченная оврагом, только в середине представляет широкую прогалину, окраина которой довольно круто спускается к реке [1, с. 238]. Переехав Неман на «самолете» - пароме, можно было попасть в район пермского лагеря. Взбегающая в гору дорога отделяла поляну с расположенными на ней хозяйственными постройками от рощи с густым подлеском, раскинувшейся по склону берега. В этой роще ютился целый городок хорошеньких приветливых домиков, - это семейная линейка. Подымаясь далее, дорога бежала мимо различных служб и построек, по живописному мостику через овраг, и приводила в тенистую рощу, в которой удобно и красиво размещались палатки нижних чинов и бараки холостых офицеров. Можно было заметить, что всюду расчищен густой кустарник, проведены дорожки, плотно убитые гравием, перекинуты через овраги и рытвины красивые мостики [1, с. 239].
 
Иллюстрация 11: Каменный знак на месте лагеря 101 пехотного Пермского полка, фото Дмитрия Шевчика.
 
       Вся роща была обращена в тенистый парк, который отличался большим разнообразием: на каждом шагу внимание останавливал то вывороченный пень, живописно обвитый вьющимися растениями, то груда камней, картинно поросшая мхом, то беседка фантастической архитектуры и т.д. Свернув влево и пройдя рощу мимо разнообразных цветников, газонов и куртин…, можно было выйти на большую бригадную дорогу, отделяющую Пермский полк от соседнего Вятского. Дорога эта, пересекая рощу, заканчивалась лестницей, спускающейся к реке, где находилась каменная пристань для пароходов. Вид с лестницы был превосходный: среди густого кустарника и деревьев, покрывающих скаты берега, террасами взбегала на вышину более двадцати сажен бригадная лестница. Вверху по сторонам ее стояли бараки бригадного (1-й бригады) и полкового (101-го полка) командиров, почти совершенно теряясь среди зелени. Справа и слева в кустарнике кое-где виднелись то беседка, то дорожка разбитого парка. Внизу по окраине ската капризно извивалась тенистая тропа. Еще ниже сквозь деревья виднелась сверкающая река и отраженный в ней противоположный берег, где среди темной зелени соснового леса резко белели стены помещичьей усадьбы (Понемунь) с фантастической китайской беседкой на крыше, а дальше среди мягких контуров лиственных деревьев высился готический купол костела [1, с. 239].
 
Иллюстрация 12: Усадьба Понемунь, фото из коллекции Феликса Ворошильского.
 
       Во время лагерного сбора князь Щербатов жил в усадьбе «Румлевка», рядом с усадьбой в 1898 году строилось и жилище начальника штаба 2-го армейского корпуса. В то время эту должность занимал Сергей Константинович Гершельман [8, сс. 265 - 266]. Как вспоминал впоследствии его сын Александр Сергеевич Гершельман: «…летом мы въехали в новый деревянный дом, построенный на высоком берегу Немана. От него, по обрыву спускалась лестница к купальне; с балкона открывался вид на реку. Несколько в стороне были расположены палатки полковых лагерей, перед ними – военно-тактическое поле и форты крепости, вынесенные на левый берег Немана. Нашим излюбленным занятием было лазание по оврагам, копание гротов в их обрывах, игра в войну в лесах, окружающих наш дом. От парома по реке к нему поднималась песчаная дорога. На ней, помню, застрял автомобиль ехавшего к нам князя Друцкого-Любецкого, имение которого «Понемунь» находилось тут же за рекой. Это был первый виденный мной автомобиль. Подъем был незначительный, но машина взять его не смогла, а потому отцу пришлось вызывать взвод солдат, чтобы втянуть ее до нашего дома» [8, с. 266].
 
Иллюстрация 13: Автомобиль владельца имения Понемунь князя Владислава Друцкого-Любецкого, первый в городе Гродно, стоит внутри портика у главного фасада еще одной усадьбы князя – имения Станиславово. Фото из коллекции Феликса Ворошильского.
 
      По инициативе и по распоряжению князя Щербатова были построены лагерная дивизионная церковь, тир, дивизионная баня, дезинфекционная камера, устроены прачечные для солдат, устроен на Немане, в районе лагеря, паром-самолет, сокращающий сообщение с городом и стрельбищем на несколько верст, обращено чрезвычайно строгое внимание на довольствие солдата вообще, а также и на солдатскую чайную лавочку и прочее. Для улучшения быта офицеров делалось все возможное. Этому были обязаны своим существованием семейные бараки в лагерях Пермского и других полков, которые не только не мешали исполнению служебных обязанностей, а скорее способствовали и в то же время позволяли не отрываться от семьи на треть года [1, с. 235].
 
Иллюстрация 14: Сокольская гимнастика 6000 нижних чинов в лагере города Гродно 7 августа 1911 года в присутствии командира 2-го армейского корпуса генерала Адлерберга и начальника 26-й пехотной дивизии генерала Кайгородова. Открытка из коллекции Феликса Ворошильского.
 
В лагерь для доставки воды и провианта провели конно-железную дорогу. Там была масса хозяйственных построек, а также лагерное офицерское собрание, выстроенное в русском вкусе, и сверху донизу украшенное кружевной резьбой [1, с. 239].
 
Иллюстрация 15: Конно-железная дорога [9].
 
Иллюстрация 16: Военный клуб в лагере. Фото предоставлено гродненским краеведом Семенчуком.
 
       В полках были отведены места для занятий гимнастикой, построены разнообразные спортивные сооружения: качели, гимнастические снаряды, рукоходы и прочее. В офицерском собрании ставились спектакли, там же, а также в полках, имелись офицерские библиотеки, в ротах – солдатские ротные библиотечки.
 
Иллюстрация 17: Гимнастический снаряд в Румлевском лагере. Открытка из коллекции Феликса Ворошильского.
 
       Выйти за пределы лагеря можно было по увольнительной записке. С 1902 года для этого служили увольнительные жетоны установленной формы, которые нижние чины носили на цепочках, закрепив на груди за пуговицы и отверстия для них в шинели или мундире. Границы размещения войск охранялись патрулями. Самовольно отлучившихся могли посадить в карцер.
 
Иллюстрация 18: Увольнительные жетоны 101-го пехотного Пермского полка 26 пехотной дивизии, найденные на территории Румлевского лагеря, из коллекции Дмитрия Шевчика.
 
Иллюстрация 19: Лагерь 103-го пехотного Петрозаводского полка. Карцера. Открытка из коллекции Феликса Ворошильского.
 
       Помимо Румлевских лагерей, в Гродненском гарнизоне в начале XX века действовал также Алексеевский лагерный полигон, который находился возле фольварка Алексеево (в районе современной деревни Лабно-Огородники).
 
Иллюстрация 20: Немецкая карта времен Первой мировой войны (1915 год) с изображением территории Румлевского лагеря.
 
       Полковые лагеря представляли собой своеобразные замкнутые мирки, в которых проходила повседневная жизнь и суровые будни боевой учебы русских солдат.
 
Источники:
1. Вахрушев М.Н. История 101 пехотного Пермского полка. 1788 – 1897. СПб.: Типография Е.А.Евдокимова, 1897. 239 с. + 112 с. (приложения).
2. Краткое расписание сухопутных войск. Исправлено по 1-е июля 1903 г. СПб.: Военная типография. 1903. – 173 с.
3. Афанасьева Т.Ю., Горячева Р.Ф., Швед В.В. Гродненские губернаторы (1801 - 1917): документально-биографические очерки. - Гродно: Гродн. тип., 2007. - 168 с.
4. Послужной список Д.Н. Кропоткина. НИАБ в Гродно. Ф.1, оп. 6, д. 1171, л. 3 об., также в книге 
5. Крестовский В.В. "Очерки кавалерийской жизни". Москва, 1998 г. // Электронный ресурс adjudant.ru/lib/cr021.htm.
6. "Весёлки" русской кавалерии XIX века. // Сайт военно-исторического клуба «Аванпост», Литовский уланский полк: http://www.litulan.ru/histitem1.php.
7. Дебаркадер // сайт «Википедия», http://ru.wikipedia.org/wiki/.
8. Черепица В.Н. …Не потерять связующую нить: История Гродненщины XIX – XX столетий в событиях и лицах (исследования, документы, комментарии): Монография. – Гродно: ГрГУ, 2003. – 420 с.
9. В. Лобыцин. Русская армия в Галлиполи. // Сайт: dk1868.ru/gallipoli/gallipoli.htm.
Категория: Мои файлы | Добавил: Белорусс
Просмотров: 2633 | Загрузок: 504 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz